Массовые зрелища в Риме

Иван61
Опубликовано: 19 дней назад ( 4 февраля 2020)
Просмотров: 47
0
Голосов: 0
2.1 Публичность жизни римлянина и массовые зрелища

Для определения взаимосвязи общественных настроений и массовых зрелищ в Древнем Риме надо учитывать, что общественные настроения есть продукт культуры эпохи, поэтому надо рассмотреть специфику культуры Древнего Рима. В римской культуре, менталитете римлян налицо прослеживается ориентация на внешнюю форму, выражение внутреннего через внешнее. А это выражалось в публичности жизни римлянина,
Римляне придавали особо важное зна¬чение внешнему виду, внешнему блеску, всему, что бросается в глаза и при¬влекает внимание. Эта особенность римской культуры определяла демонстративный стиль поведения, характерный для римлян в повседневной жизни, в общественной деятельности, а, особенно, в политической жизни.
Если говорить о повседневной жизни римлянина, то роль индивидуального начала - слабая, в древнем Риме «трудно было жить для себя». Г. С. Кнабе называл основой существования римлянина публичность жизни. У каждого римлянина была постоянная потребность находиться в коллективе, толпе. Лучшая реализация этой потребности – нахождение на массовом зрелище, эмоции которого, наличие высшей власти консолидирует толпу, воздействует на нее. Таким образом, римлянин постоянно, что бы он ни делал, находился на виду у сограждан. Практически любое его более или менее значимое действие являлось публичным актом. Любое действие – это как бы спектакль, рассчитанный на зрителя. Такое поведение характеризуется в психологии как истероидность.
Любое появление человека в общественном месте, его поведение на лю-дях были демонстрацией самого себя. При этом огромное значение имело все, что касалось внешнего вида: одежда, прическа, взгляд, вы¬ражение лица, манера разговора. Умение подать себя, восхитить публику необычностью одежды, поведения, речи помогало завоевать авторитет у др. Этим пользовались умелые ораторы, императоры и сенаторы.
В повседневной жизни римлянин публично демонстрировал себя и свои качества, доблести во время обедов, приема гостей или посещения др. Это был публичный акт. Влиятельные патроны на обеды приглашали много клиентов, манифестируя им свою частную власть и значимость. Во время пиров большое значение имела внешняя форма, а кто ею пренебрегал, терял свой авторитет. Светоний в биографиях Цезарей уделяет немалое внимание тому, каким образом тот или иной Цезарь давал пиры. Август характеризуется положительно, так «давал обеды постоянно и со всеми блюдами», а также упоминание о том, сколько было перемен за сто¬лом».
Таким образом, пиры можно считать зрелищем, представлявшим подателем пира, а также его гостей др. др. Многие триумфы, как массовые зрелища, сопровождались массовыми пирами для народа, а это уже массовое зрелище, позволявшее укрепить авторитет полководца-триумфатора. Пренебрежение внешней формой организации массового действа, а пиры у императора часто были массовыми зрелищами, могло подорвать даже его авторитет.
Можно сказать, что именно в силу ориентации римского массового созна¬ния на внешнюю форму, и как следствие этого, его легкой восприимчивости ко всему, что делалось демонстративно, напоказ, массовые зрелища, организовывавшиеся властью в общественных сооружениях, которые сами по архитектуре и внешней форме были величественными, не могли не воздействовать на психологию римлян.
Выше отмечалось, что одним из массовых зрелищ были торжественные похороны знатного римлянина. Они проходили по определенному сценарию и, также были демонстративным спектаклем. Это театрализованное действо, в котором принимали участие и музыканты, и наемные плакальщицы, и хор мимистов, и актеры в масках, изображающих лица предков, описано в литературе достаточно подробно. Поведение зрителей также было демонстративно. Скорбь надо было выразить так, чтобы все было видно: распущенные волосы, разрывание на себе одежды, сбрасывание ук¬рашений, траур в виде прекращение бритья и стрижки, воздержания от пиров, купания и театров.
В массовые зрелища превращались похороны народных любимцев, императоров, членов их семей, а также крупных сановников. Когда умер популярный Германик, го¬ре и отчаяние людей выплескивалось в виде забрасывания камнями храмов, оп¬рокидывания алтарей богов, подбрасывания новорожденных детей, как рожденных в несчастливый день. На фоне этого излияния всеобщего горя более чем сдержанное поведение Тиберия давало повод для осуж¬дения и разного рода толков и подозрений. Действия родственников во время похорон отражалось на общественном настрое римлян в отношении них. Так, Калигула отправился по морю в непогоду за прахом матери и брать¬ев, что произвело хорошее впечатление на сочувствующих ему римлян.
Демонстративность, публичность поведения – это психологическая черта национального сознания римлян. Как уже отмечалась, лучший способ проявления этой демонстративной, склонности к публичности лучше всего реализовывалась во время посещения массовых зрелищ, где все наблюдали за представителями власти, за их поведением, за поведением др. др., но прежде сего, демонстрировали себя др. Римляне театрально обставить свои действия, произ¬вести впечатление, заставить о себе говорить, но не все имели для этого достаточно материальных возможностей. Поэтому посещение массовых зрелищ давало возможность «показать себя».
Римляне были склонны к хвастовству, кто не мог сам пригласить гостей на обед, хвастался, что никогда не обедает дома, так как его постоянно приглашают на обеды. Был еще способ самодемонстрации – это изображение из себя всем нужного человека. Для этого необходимо только было показываться везде на глазах в разных местах, ну, и обязательно присутствовать в своем круге на максимуме массовых зрелищ: гладиаторских боях, конских ристалищах, сценических представлениях, массовых казнях. При этом нужно было выражать солидарные эмоции с толпой, со знакомыми. Выражение противоположных эмоций могло создать крайне дурное мнение о человеке.
Все массовые зрелища имели в смысл в действиях напоказ, в демонстративности, а римляне были крайне восприимчивы ко всему делаемому напоказ, не важно делал это император, консул, или сосед по лавке. Римская толпа никогда не оставалась безучастной к тому, что происходило вокруг, и всегда бурно вы¬ражала свои эмоции. Так, импровизирующие ораторы и декламаторы неизмен¬но собирали вокруг себя толпу.
В аспекте массовых зрелищ, стоит отметить, что римляне были жадны на всё, что можно посмотреть. Уличная потасовка быстро собирала толпу зрителей, при этом они редко смотрели пассивно, а обязательно поддерживали одну из сторон. Таким образом, любое в какой-либо степени значимое событие в жизни римлянина не оставалось без зрителей, причем, чем их было больше, тем лучше. Перед до¬мами влиятельных особ по утрам собиралась толпа приветствующих, дома на¬реченных с утра наполнялись гостями, на чтениях авторских сочинений пола¬галось присутствовать всем, имеющим отношение к автору, за популярными горожанами ходили толпы сопровождающих.
Но больше всего стремление к демонстративности выражалось в римской общественно-политической жизни. Тут человек – это носитель социальной роли, и он должен соответствовать требованиям общественных настроений к ней. Требования эти не зависят от сознания и поведения конкретного индивида, их субъектом субъектом становится не индивид, а общество. Здесь для римлян большое значение имела социальная принадлежность, и, если в повседневности это подчеркивалось одеждой, то на массовых зрелищах, местом, которое занимал римлянин на нем. Любой гражданин воспринимался социумом как носитель определенной социальной роли: патрон или клиент, свободнорожденный или раб (либо отпущенник), сенатор или всадник и др. Все это можно было увидеть на массовом зрелище по занимаемому месту.
Высокая должность, ее занятие, поведение ее представителя всегда было связанно с массовыми зрелищами-церемониями. Таким зрелищем была процедура вступления консула в должность. По обычаю в ней принимали участие члены семьи, дру¬зья его дома, клиенты и отпущенники. В сопровождении этой свиты оба кон¬сула торжественно шествовали на Капитолий, где приносили в жертву Юпите-ру белого вола. Вступив в должность, консул облачался в тогу с широкой пурпурной кай¬мой и повсюду шествовал в сопровождении двенадцати ликто¬ров, несущих фасции. Уважение к должностным лицам с древ¬нейших времен воспитывалось у римлян при помощи внешних эффектов. Обы¬чай, когда ликторы выступали впереди идущего магистрата и расчищали ему дорогу в толпе, призывая встречных оказывать ему должные знаки уважения, восходит к глубокой древности.
Политическое по¬ведение любого властителя, крупного должностного лица формирует общественное мнение и политические настроения. Любое политическое поведение также демонстративно. В социуме, где придается большое значение внешней форме, политическое поведение часто более значимо и успешно. Многие действия, связанные с материальной помощью массам, зерна, организацией бесплатных пиров – это важная политическая деятельность, которая после установления принципата, сконцентрировалась в руках императора.
Значимой деятельностью, находив¬шейся в компетенции императора, была организация зрелищ. Поведение импера¬тора в этом случае играет не меньшую роль, чем все происходящее на арене. Местом, где в лучшем све¬те мог проявить себя император, было именно массовое зрелище. Сам император при этом также становился зрелищем, ведь многие смотрели именно на него, поэтому все его действия и жесты продуманы до мельчайших подробностей. Поведение императора на играх Светоний удостаивает под-робного описания (Suet. Aug. 43-45), так как это важная составляющая политического поведения императора.
В социуме с большим значением внешней формы, стремлением к публичности, эффектно воздействовать на массовое сознание посредством архитектуры. Это хорошо понимал и применял на практике Август. Эффект не исчер¬пывался только строительством, к нему добавлялась обязательно легенда, деятельность императора по строительству мифологизировалась в народном сознании. Все постройки, так или иначе, были связанны с местами проведения массовых зрелищ.
Таким образом, именно склонность римлян к публичности своей жизни, демонстративной в поведении также вызывало потребность в массовых зрелищах, а сами массовые зрелища становились политическим инструментом формирования народных общественных настроений.

2.2 Межличностные отношения в Риме Ι в. до н.э. - Ι в. д н.э. и массовые зрелища

Межличностные отношения характеризуются своей спецификой в любом социуме. Они взаимосвязаны с политическими и социальными процессами, которые, в свою очередь, взаимосвязаны с массовой культурой, массовыми зрелищами. Массовые зрелища характерны для тоталитарных обществ, которые характеризуются чувством единства больших масс людей. К таким обществам можно отнести эллинистические общества империй Александра Македонского, Рим поздней республики (диктаторские режимы), а также римскую империю. Выявив закономерности межличностных процессов, можно будет сделать выводы о политических процессах в Риме исследуемого периода, роли массовых зрелищ, их влиянии на настроения людей.
Римляне именовали себя «civitas», то есть, «полис». Только в полисе римлянин или грек мог чествовать себя человеком в полной мере. Полис основывался на солидарности, единстве его граждан, общности культов, праздников и др. Польза полиса – это и польза для каждого его члена. Но со временем римский полис стал испытывать кризис. Это вызвало у его граждан ощущение неустойчивости политической жизни. Э. Фромм писал, что человек должен иметь возможность отнести себя к какой-то системе, которая бы направляла его жизнь и придавала ей смысл». Такой системой для римлянина и был полис, который теперь рушился, терял своё единство. В исследуемый период римляне искали спасение от одиночества в разных объединениях, партиях, кружках.
Во-первых римляне стремились группироваться в партии вокруг богатых и влиятельных, знатных римлян. Так возникали партии, во главе которой и было это значимое лицо, именуемое патроном. Патрон всех своих клиентов приглашал на обед, то есть, он был бесплатным для них, оказывал материальную поддержку нуждающимся, они, в свою очередь, оказывали ему различные услуги, включая и помощь в политической борьбе. Во время обедов партия из людей сплачивалась, испытывая теряемое чуство всеобщей солидарности в полисе.
Таким образом, друг-покровитель и группирующиеся вокруг него друзья-подопечные - это социальная микрообщность. вполне могли представлять собой микрообщность. Межличностные отношения в таких группировках строились по принципу «патрон-клиент». Социальные микрогруппы восходят к традициям гражданской общины, и заменяющей ее клиентеле. При этом патрон имел ежедневные публичные восхваления клиентов, кучу сопровождающих его во время прогулок и др. Самсое главное, он чувствовал себя властителем в социальной микробщности, а все действия были публичны, и превращались в микрозрелище в рамках микробщности, а сами действия: восхваление, прогулки, обеды, похороны, - всё это было манифестацией власти патрона с социальной микрогруппе.
Изначально институт клиентелы был патриархальным по типу межличностных отношений, но постепенно и он претерпевал кризис. М. Е. Сергеенко отмечал, что отношения в клиентеле утрачивали патриархальный характер, а клиенты превращались в прихлебателей патрона. Эти изменения были видны и во внешней форме. Раньше патрон целовал клиента и целовал, а в I в. н. э. клиент кланялся в ноги патрону, целовал ему руку. Таким образом, и в клиентеле вместо патриархальной сплоченности, семейственности на смену шла манифестация власти во внешней форме.
Клиентами становились вольноотпущенники, которых в исследуемый период было много, разорившиеся ремесленники, мелкие собственники, целые города попадали в патрональную зависимость. Количество клиентов возрастало, и сам патрон уже мог и не знать в лицо, лично всех своих клиентов. А вся внешняя форма его благодеяний – это манифестация власти как массовое зрелище. Отметим, что крупный патрон-патриций-сенатор в отдельных провинциях, городах устраивал массовых зрелищ в виде гладиаторских боев, конных ристалищ, театральных представлений.
Рост количества клиентов был связан с развитием института вольноотпущенников. В период поздней республики, как и в ранний период истории Рима, человек, который освобождался от рабства не сразу, не сразу становился свободным и гражданином, так как сохранял от господина. Вольноотпущенник был связан с семьей господина, носил ее имя. Собственно институт клиентелы заменялся институтом вольноотпущенников. Клиентела была наследственной, а зависимость вольноотпущенника оканчивалась во втором поколении.
Таким образом, у римлян было стремление й найти себе покровителей в лице др. Эта тенденция уже не древняя клиентела, а скорее поведение люмпен-пролетария, которых становилось все больше; она в I веке до н. э. и отчетливо прослеживалась я на протяжении двух первых веков н.э. С ней были связанны изменения, которые происходили во взаимоотношениях между людьми, в психологии общения и вос¬приятия человека человеком. Хронологически изменения связаны с кризисом Республики и утверждением принципата. Процесс изменений в межличностных отношениях – это социально-психологическая сфера, но эти изменения были связанны с изменением в политических процессах.
По мере того, как вокруг знатных лиц группировались друзья в ожидании благодеяний с готовностью в рамках малого зрелища приветствовать по утрам и восхвалять патрона, сопровождать везде в течение дня; знатные и влиятельные лица стремились расширить свое микрообщество, при этом в политической борьбе часть знатных и влиятельных людей были готовы оказаться под покровительством еще более знатных и влиятельных людей. В римском социуме на уровне социально-психологических взаимоотношений шел процесс психологической подготовки, чтобы появился всеобщий благодетель и покровитель. По сути, эти изменения в межличностных отношениях соответствовали политическому кризису республиканской формы правления, на смену которой шла монархия имперского типа. Если в рамках микрообществ были массоловые зрелища, то в рамках империи – это уже должны были быть массовые зрелища, во главе которых должен был стоять император, главный благодетель и покровитель всех граждан и не граждан империи. До установления империи этими благодетелями были диктаторы, такие как Сулла, Цезарь и др. Они уже приучали народ к имперской власти, культу императора, не будучи еще императорами. Они строили цирки, амфитеатры, устраивали крупные массовые зрелища, удовлетворяя эстетические потребности низов, сплачивая их в единстве «безумства» на массовых кровавых зрелищах.
При этом как клиенты были готовы расхваливать покровителя, как как Селий расхваливал друга, к которому стремился попасть на обед, так римляне уже готовы были сыпать хвалы, выражать верноподданнические чувства по отношению к главному благодетелю. Чтобы римляне чувствовали благоденствие везде и всюду, властитель должен был помочь им почувствовать себя настоящим патроном по отношению ко всем. Один из инструментов этого-это организация массовых зрелищ, бесплатные пиры, раздача хлеба неимущим римским пролетариям.
Собственно вокруг императора, диктатора складывалась своя микрообщность, круг приближенных, с которыми он обедал, для которых давал пиры, устраивал «малые» зрелища. Но чувствовать власть и благодеяния покровителя должны были не только приближенные, круг которых был довольно значительным, но и все подданные, а к концу Ι в. – это огромная ойкумена от Шотландии, Ирландии до Эфиопии, от Испании до границ с Персией. власть и опеку лидера-благодетеля должны были все его подданные. В. Дальхейм отмечал, что император в титуле патрона пропагандировал взятые на себя социальные заботы, и сфера его патрональных обязанностей распространялась на весь римский социум.
Как друзья-подопечные наряду с клиентами ожидали от своих лидеров-покровителей-друзей должной моральной и материальной под¬держки, все римское общество связывало аналогичные надежды с императором. Как раньше клиенты пытались выманить через подобострастие, похвалы у патрона подарки, так теперь римляне стали стремится получить такие подарки от императора. Учитывая любовь и страсть римлян к массовым зрелищам, такие зрелища, их организация со стороны императора являлись подарками для римлян.
В период империи уже многие сенаторы-патриции беднели, и, они ждали, чтобы император помог им поправить свое материальное благосостояние. И первый император Август не отказывал им в их чаяниях, ведь ему принадлежали огромные богатства складывающейся огромной империи с населением в 80 млн. человек.
Таким образом, римская история дает примеры как межличностные отношения отражались в политическом процессе на самом высоком уровне, как они влияли на организацию массовых зрелищ, а сами массовые зрелища формировали политические настроения масс, а также и межличностные отношения по вертикали.

2.3 Массовые зрелища в Риме Ι в. до н.э. - Ι в. д н.э. как манифестация власти

В Риме массовые зрелища, как уже отмечалось - это манифестация власти. В отношении близкого круга диктатор, императоры манифестировали власть в рамках малых зрелищ: приемов, пиров, собраний и др. Рассмотренные выше зрелища предназначались, в основном, для низов римского социума. Поэтому рассмотрим социальную структуру римского социума.
Римский социум включал патрициев, представителей знатных родов, из которых и формировался сенат. Во времена Августа в сенате было 600 человек, Патрициям принадлежали большие земельные латифундии, большое количество рабов. Причем с ростом завоеванных территорий их земельные владения росли за счет новых территорий в провинциях. Патриции непосредственно сами не управляли своими латифундиями, это делали управляющие: или рабы, или вольноотпущенники.
Др. значимое римское сословие-всадники. С развитием торговли и ростовщичества в разряд всадников по имущественному стали вступать владельцы крупных мастерских, ростовщики. Таким образом, всадники были не только земельным сословием, но и занимались крупной торговлей, ростовщичеством. К всадникам относилась и муниципальная власть в римских провинциях. В мунициях имели крупные поместья, занимали административные должности, были юристами. Часто всадники были состоятельнее сенаторов, но менее знатными, поэтому их политическое влияние в римском социуме было менее значительным. Если изначально стать всадником можно было по имущественному цензу, то со времен Августа всадническое положение стало передаваться по наследству.
Др. сословие – плебс. Рим в древние времена пополнялся за счет пришлого населения, которое не пользовалось политическими правами. Они и составили основу плебса. Если изначально пришлые «латины» получали земельные участки и включались в древние плебейские роды трибов, то потом нет; в связи, с чем занимались ремеслом и торговлей, при этом некоторые были обеспеченными людьми, но перед патрициями были одинаково бесправны, как и др. плебеи.
В Риме в эпоху последнего царя в V в. до н.э. был введен имущественный ценз, определявший политические права, социальный класс. Так многие богатые плебеи по этому цензу объединились с патрициями в новое сословие нобилитет. Многие плебеи встали всадниками. Лица, не имевшие достаточного (минимального) ценза, лишались политических прав и становились пролетариями. К ним относились люди, которые не имели имущества стоимостью в 1000 асов. Пролетарий - производящий потомство. Их название в обществе объяснялось тем, что единственное значение пролетариев для государства выражалось в производстве потомства — будущих граждан Рима. С развитием экономического кризиса количество пролетариев возрастало. К ним можно было отнести и вольнотпущеников. Количество римлян, которые были пролетариями постоянно возрастало. При этом они не занимались наемным трудом, все их стремления были ориентированы на нахождение хорошего покровителя. Времяпровождение пролетария – сопровождение патрона, участие в обеде у него, посещение массовых зрелищ. Именно, пролетарии были наиболее внушаемы на массовых зрелищах, ориентированы на выражение верноподданнических чувств их организатору-диктатору или императору в исследуемый период.
Таким образом, массовые зрелища, как манифестация власти были ориентированы на пролетариев, плебеев, которые и составляли основу социума, при этом в самом городе Риме соотношение между ними сдвигалось в сторону пролетариев, которые, в сути, вели паразитический образ жизни.
Массовые зрелища воздействовали на данный слой сильно, в связи со следующим. Во-первых, когда человек не занят трудовой деятельностью, или др. творческой деятельность, он психологически обращен вовне, экзальтирован и экстровертирован. В психологии такое отношение к внешнему, и внутреннему с одновременной ориентированностью на внешнюю театральность, есть не что иное, как истеричность, а истерики исключительно внушаемы. Таким образом, в исследуемый период в Риме рос слой внушаемых бездельников, жаждущих только «хлеба и зрелищ».
Управление массой основывается на воображении. При этом что ни одна власть не признает, что использует политические спектакли в виде массовых зрелищ для воздействия на общественные настроения масс. Как пример, можно привести из нашего времени инаугурации президентов, др. красочные массовые зрелища. В Древне Риме для этого использовались описанные выше массовые зрелища, причем власть стремилась увеличить объем сооружений для них, чтобы они вместили как можно больше публики из народа, так был достроен этаж в Колизее, куда пускали не граждан, рабов. В разные эпохи выдающиеся политики думали над тем, как организовать политический спектакль-массовое зрелище, чтобы оно произвело максимальное впечатление на массы низших слоев населения. При этом для высших делались свои малые зрелища, цель которых была той же, -манифестация власти. На эту тему проводились исследования, но в силу устремленности римской жизни к внешней форме, в Риме любое общественное действие превращалось в зрелище.
Высшим проявлением политической манифестации власти в рамках массового зрелища был триумф. На взгляд А.Ф. Лосева, римское эстетическое чувство в триумфе, ориентированно только на блеск и славу внешней красоты. Церемония триумфа в древнем Риме достигает «наибольшего развития, наи¬большей роскоши, блеска, эффекта и силы впечатления на народные массы».
Роскошь, блеск, эффект, сила впечатления – это сильные инструменты, воздействующие на массовое сознание, особенно в рамках крупных массовых зрелищ. Ведь известно, что толпа больше поддается внушению, чем человек в отдельности. В рамках триумфа взаимовнушение поднимало чувство восторга и упоения до особого степени экзальтации.
Императоры постоянно устраивали массовые зрелища в различных формах, причем они были политическим спектаклем. Политическим спектаклем было организованное Калигулой торжественное перезахоронение останков его матери и братьев. Ту же функцию выполняли цирковые представления в честь Агриппины.
Любое массовое зрелище достигает максимального эффекта, будучи соединённым с праздником, особенно с религиозным. При этом религиозные чувства соединяются с гражданскими, благоговение перед богами - с восхище¬нием властью. Внешняя форма таких массовых зрелищ – самая красочная, грандиозная и впечатляющая. Стоит отметить, что к большому количеству религиозных праздников в Древнем Риме присоединилось большое количество праздников, связанных с культом императора, в которую, как правило, облекаются действа религиозно-политического характера, бывает самой блестящей и впечатляющей. В
Таким образом, устремленность к внешней форме как специфика культуры, позволяла римским политическим деятелям посредством массовых зрелищ воздействовать на социальные низы, на их массовое сознание в целях укрепления своей власти и авторитета. Эта специфика римской культуры позволила первым императорам использовать массовые зрелища как сильнейшее орудие воздействия на эмоции, чувства, общественные настроения римских масс, соединяя их при этом со старыми религиозными культами, и новыми культом императора, приобретшем сакральное значение.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Сегодня ДР

Сколько нас?
  • 4978 пользователей
Кто онлайн?